Генеральный директор Fireman Hospitality Group о Бродвее, проблемах ресторанов Нью-Йорка


Алексис Кристофорус из Yahoo Finance беседует с генеральным директором Fireman Hospitality Group Шелли Файерман о состоянии ресторанной индустрии, перспективах, открытии Бродвея и многом другом.


АЛЕКСИС ХРИСТОФОРУС: Мой следующий гость – икона нью-йоркской ресторанной сцены. Шелли Файерман владеет шестью ресторанами в Нью-Йорке, включая популярные предтеатральные Hot Spots Redeye Grill и Trattoria Dell’Arte. И я рад приветствовать его на шоу.

Шелли, большое спасибо, что вы здесь. Я хочу начать с того, что три недели назад вновь открылся Бродвей. Как это повлияло на бизнес в вашем ресторане?

ШЕЛЛИ ФИРЕМАН: Ну, во-первых, я владелец Bond 45 напротив “Гамильтона” и “Бруклинской закусочной” на 43-й улице. Так что я счастлива, что… Если вопрос был в том, счастлива ли я, что Бродвей открылся? Я счастлив, что Бродвей открыт. Я счастлив, что открылся мой отель, отель “Эдисон”. И мы молимся, чтобы так было и впредь.

Но у нас есть небольшая проблема. Вы хотите услышать вопрос?

АЛЕКСИС ХРИСТОФОРУС: Я хочу услышать вопрос, Шелли.

Шелли Файерман: Хорошо, вот в чем дело. Мы, рестораторы, мы, риелторы, мы, жители Бродвея, отчаянно нуждаемся в том, чтобы город Нью-Йорк выровнял Бродвей на улицах и сделал его более удобным для туристов и жителей Нью-Йорка. Мы сделаем все, что захочет город, чтобы помочь решить проблемы, которые у нас есть. И никто в офисе мэра, похоже, не занимается этим вопросом напрямую. Поэтому я прошу и умоляю…

АЛЕКСИС ХРИСТОФОРУС: Шелли… скажи мне конкретно. Я имею в виду, послушайте, я живу в Нью-Йорке. И я надеюсь, что вы меня слышите. Я живу в Нью-Йорке. Думаю, я знаю о проблемах, о которых вы говорите.

В частности, что происходит на улицах Нью-Йорка и вокруг Бродвея, что, по вашему мнению, может отталкивать бизнес?

ШЕЛЛИ ФИРЕМАН: Ну, очевидно… ну, очевидно, что я тоже живу в Нью-Йорке. И я чувствую себя немного неловко, прогуливаясь по Бродвею с… кстати, я стараюсь быть таким же любящим… Я люблю этот город. Я люблю людей. Я стараюсь быть как можно более тактичным.

Неуютно, люди пытаются продать нам всякую ерунду – и наркотики, и торговлю, и то, что мы читаем в “Нью-Йорк пост”… Ко мне приехали кузены из другого города. Я хочу, чтобы они взяли такси. Это правда. Я хочу, чтобы они брали такси прямо к моей двери. Я не хочу, чтобы они гуляли по Нью-Йорку, как я гулял много лет назад. И ты тоже…

АЛЕКСИС ХРИСТОФОРОВ: Верно, я знаю, я вас понял.

Шелли Файерман: – Хотим прогуляться. Так что мы все это знаем. У меня нет… Знаете, мне даже трудно сказать. Мы все это знаем. Мэр знает это. Администрация знает это. И у нас достаточно денег и силы воли. Но это не похоже на… ну, я не хочу произносить политическую речь. Это не моя работа. Но сейчас в Нью-Йорке недостаточно силы воли у людей, отвечающих за это. Так что я болею за мистера Янга, верно?

АЛЕКСИС ХРИСТОФОРУС: Да. Шелли, я тебя понимаю. Послушайте, всего через несколько месяцев нас ждут перемены на местном уровне в офисе мэра, потому что у нас будет новый мэр. Время Билла де Блазио истекло.

Но я хочу вернуться к вашим предприятиям и ресторанам. Я знаю, что во время пандемии вам пришлось сократить некоторых работников. Мы постоянно слышим, как трудно было людям в вашей отрасли найти работников. Как обстоят дела у вас?

ШЕЛЛИ ФИРЕМАН: Разумно, потому что… Я хочу похлопать себя и своих сотрудников по спине. У нас есть чувство гостеприимства в нашей собственной организации. Люди говорят о гостеприимстве для гостей. Но мы начинаем с собственного дома.

Так что у нас подобрался потрясающий персонал. Большинство из них вернулись. У нас не было никаких основных проблем, потому что мы заботимся о них. И это… у нас нет тех проблем, которые могут быть у других людей.

АЛЕКСИС ХРИСТОФОРУС: Итак, Шелли…

Шелли Файерман: У нас есть все менеджеры, все официанты. Если нам не хватает посудомойки, это возможно. Но нам очень комфортно с тем, что у нас есть, и мы благословлены. Но мы работаем над этим каждый день.

АЛЕКСИС ХРИСТОФОРУС: Это хорошая позиция. Я хочу спросить вас о ценах. Потому что цены на продукты питания, как мы знаем, стремительно растут. Как это отразилось на ваших расходах? И отразилось ли это на ценах в вашем меню?

Мы вернули его тебе, дорогая. И мы отдали… ты платишь за это. Я должен сказать тебе правду. Мы получаем… наши расходы растут. Наши арендодатели в целом были достаточно добры к нам. Но мы, клиент, платим за это.

Когда я хожу поесть… В воскресенье я ходил на поздний завтрак в Бедфорд. Я не мог поверить в чек, за который я заплатил. То есть, это было… но я понимал. Это серьезная проблема. И я не знаю, как ее решить.

Кстати, я мог бы решить эту проблему, если бы у меня была власть. У меня нет власти, чтобы решить эту проблему. Поэтому мы продолжаем взимать плату с вас и с меня. Мы оба платим.

АЛЕКСИС ХРИСТОФОРУС: Да, я вас понял. И я ценю вашу честность. Знаете, многие люди говорят нам, что им еще не приходилось повышать цены, и я не говорю, что они не честны. Но я думаю, это… Вы знаете, это просто реальность ситуации.

Послушайте, я знаю, что вы собирались открыть несколько новых ресторанов – стейк-хаус, гастроном, как раз перед тем, как разразилась пандемия. Что происходит с этими ресторанами?

Шелли Файерман: Ну, я должен сказать вам, что стейкхаус откроется, когда завтра откроется Карнеги-холл. Мы откроемся через несколько недель. Я только что заключил сделку с замечательным арендодателем на необычное кафе рядом с Плазой, “Бруклин Дайнер” на 57-й улице. Я сделал это час назад.

Мы строим большой деликатесный магазин на 150 мест на 44-й улице в Манхэттене. Мы начнем строительство в течение 30 дней. Так что мы с нетерпением ждем не завтрашнего, а двух лет, чтобы этот мир был меньше. Вот и все, что я хочу сказать.

АЛЕКСИС ХРИСТОФОРУС: Хорошо, мы с нетерпением ждем этого. И для тех из вас, кто не знает, бизнес Шелли Файерман начался с магазина бубликов в Гринвич-Виллидж. Вы должны найти эту информацию, потому что это большая, большая история. Шелли Файерман, генеральный директор Fireman Hospitality Group. Большое спасибо.